Бескрылые птицы: история деградации воздушных сил ВСУ

Новорожденные ВСУ изначально были обладателями самых крупных бронетанковых и авиационных парков в Европе, уступая по численности лишь российской армии. Увы, но этот багаж оказался для украинской экономики слишком тяжелым, да и сами власть имущие интересовались им исключительно из коммерческих интересов

В своей нынешней воинственной риторике официальный Киев очень много говорит о борьбе с российскими танками в городских боях, однако
ни слова — о применении собственных авиации и ПВО против «агрессора». Более того, даже на Донбассе воздушные силы ВСУ не используются уже многие годы. И дело не только в каких-то мирных договорах, но — в ужасающей деградации как противовоздушной, так и авиационной компоненты вооруженных сил Украины, хуже которых, пожалуй, от недальновидных действий Банковой пострадали разве что украинские ВМС.

В 1992 году от ушедших в небытие ВС СССР Украине досталось
солидное наследство — три передовых военных округа, на территории которых находилось наибольшее количество современных баз и вооружений, ведь это был пресловутый «первый эшелон» обороны советского государства. Поэтому новорожденные ВСУ изначально были обладателями самых крупных бронетанковых и авиационных парков в Европе, уступая по численности лишь российской армии. Увы, но этот багаж оказался для украинской экономики слишком тяжелым, да и сами власть имущие интересовались им исключительно из коммерческих интересов.

Так, уже в 1993 Киев списывает «нерентабельные» перехватчики
Украины — грозные МиГ-25 и проверенные МиГ-23, а уже через четыре года «в отставку» отправились ветераны Су-15. Все указанные самолеты были весьма далеки от выработки своего ресурса, но денег на них не поднимешь, поэтому украинским ПВО было приказано «приземлиться».

В 1997 году украинские власти, дабы поиметь «гешефт» с военно-транспортной авиации, выводят ее из состава вооруженных сил и превращают в воздушного «бомбилу» международного масштаба: создается «Украинская авиационно-транспортная компания», которая весьма бойко выполняет перевозки всех, кто хорошо заплатит, параллельно распиливая стратегические бомбардировщики Ту-22 в обмен на заветные «вечнозеленые». Впрочем, об эффективности использования авиационной техники ВСУ «эффективными менеждерами» говорят обычные цифры: на момент создания УАТК получила более 150 воздушных судов, а в 2006 году количество действующих
самолетов составило… лишь 18 бортов! Как позже выяснилось, руководство компании попросту промышляло незаконной продажей казенных машин
и комплектующих. Впрочем, даже это не помогло, и в 2019 году УАТК была признана банкротом. Итог — сегодня в качестве транспортников в интересах ВСУ используются в основном «старички» — 41 Ан-26, 21 Ан-12, 3 Ан-24,
да 7 относительно «молодых» Ил-76.

Немногим более повезло лишь армейской авиации — «вертушки»
и поныне занимают важную часть в сухопутных частях. Что же до остальной авиации и средств ПВО, то их историю можно охарактеризовать лишь как «медленная и мучительная смерть»: так, к  2005 году в ремонте нуждались 55% зенитных ракетных систем и комплексов, 53% автоматизированных систем управления и 45% радиоэлектронной техники ПВО; в 2008 году сам президент Украины Виктор Ющенко признал, что менее 30% из имеющихся боевых самолетов пригодны к эксплуатации; год спустя исполняющий обязанности министра обороны полковник Валерий Иващенко с горечью сообщил, что состояние авиатехники воздушных сил ВСУ иначе как критическим не назовешь. Принятые в 2010 году финансовые меры не особо исправили…

С таким «багажом» Украина и столкнулась с Россией в Крыму, а позже — с народным восстанием на Донбассе. Даже самые отмороженные «патриоты» тогда понимали, что со столь плачевным состоянием ВС ВСУ было
бы полным безумием пытаться противодействовать российским ВКС над Крымским полуостровом, однако оставалась иллюзия, что «сепары» абсолютно беззащитны с воздуха. Не тут-то было — после нескольких «приземлений» украинских транспортников, самым шокирующим из которых стало уничтожение десантного Ил-76 над Луганском, Киев зарекся использовать какую-либо авиацию в боевых действиях.

Много воды утекло с тех жарких дней, подписаны договоры о перемирии, и Банковая, очевидно, извлекает уроки из того, что бывает, когда ВВС
и ПВО не финансируются должным образом, и пытается худо-бедно приводить в божеский вид то, что еще имеется. Однако это не более чем косметический ремонт, который лишь на несколько лет продлевает «глубокую старость» оставшихся в строю советских ветеранов, да приводит аэродромы
в полетопригодное состояние. Пафосные же заявления о намерениях заменить весь парк на иностранные машины сильно отдают дешевым популизмом, так как вдребезги разбиваются о прайс-лист оных. Примечательно, что этот факт признают и в минобороны, которое в последнее время все больше уповает на тактику применения более дешевой беспилотной авиации — прежде всего, турецких «Байрактаров», завод по производству которых в скором времени будет развернут на Украине.

Именно поэтому, раздувая военную истерию о противодействии российскому вторжению, официальный Киев даже не заикается о противодействии ВКС РФ силами ВС ВСУ. Вместо этого он предлагает тактику черепахи, спрятавшейся в панцирь — городскую застройку. С одной стороны, надо
отдать должное украинским генералам — они весьма трезво оценивают воздушную мощь россиян. С другой стороны, орел, напавший на черепаху, когда понимает, что панцирь не пробить, поднимает ее в воздух и бросает с высоты на камни… В случае ВКС РФ «камнями» могут быть современные дальнобойные ракеты «воздух-земля», которые, в условиях отсутствия эффективной и современной украинской ПВО, превратят сидение ВСУ в городах в ад.

Интересно, почему в украинском Генштабе не осознают столь очевидных вещей?

0
Репостнуть:

Author: Тимофей Мохов

Добавить комментарий