Японская армия

После окончания Второй Мировой войны Япония была оккупирована Соединенными Штатами Америки и, соответственно, управление осуществлялось оккупационной администрацией. С помощью этой администрации была разработана новая конституция Японии. Первоначально американцами задумывалось, что у Японии более не будет армии и вооруженных сил в том или ином виде. Учитывая это, 3 мая 1947 г. была принята Конституция Японии, действующая и по сей день. И особый интерес представляет собой девятая статья Конституции Японии:

«Искренне стремясь к международному миру, основанному на справедливости и порядке, японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров.

Для достижения цели, указанной в предыдущем абзаце, никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны. Право на ведение государством войны не признается».

Однако набирающая обороты Холодная война с СССР внесла свои коррективы. Япония оказывалась форпостом Соединенных Штатов в Тихом океане в противостоянии с Советским Союзом, поэтому было решено создать в Японии Силы Самообороны, которые не имели бы права вести наступательные операции за пределами Страны восходящего солнца, но в случае вторжения противника, могли бы оказать ему сопротивление. Силы самообороны Японии были созданы в 1954 г., которые по сути не противоречили девятой статье Конституции Японии, так как они не предполагали агрессивного применения.

Ситуация изменилась в 1990 г., когда силы Ирака захватили Кувейт. Все страны объединились для решения этого вопроса, даже США и СССР имели общую позицию. Коалиция, возглавляемая Соединенными Штатами, начала военные действия против Ирака. В коалицию вошли, в основном, страны НАТО. ООН и США ждали от Японии активных действий, так она является полноправным членом Североатлантического альянса. К тому же согласно Уставу Организации Объединенных Наций, Япония как член ООН была обязана принять участие, однако, пункты Устава противоречили Конституцией Японии. Согласно первой статье первого параграфа Устава ООН все страны обязаны:

Быть миролюбивыми.

Принять обязанности прописанные в текущем Уставе.

Иметь возможность и желание выполнять эти обязательства.

Эти обязательства включают в себя следующие положения:

Все страны-члены должны помогать ООН во всех начинаниях, которые проводятся в соответствии с действующем Уставом.

Члены-страны ООН обязуются принимать и исполнять все решения Совета Безопасности в соответствии с действующим Уставом.

В итоге под давлением мировой общественности, Организации Объединенных Наций и ближайшего союзника США, Япония была вынуждена отправить ограниченный контингент военных инженеров на войну с Ираком.

Дабы в дальнейшем избежать подобного недопонимания со стороны мирового сообщества японским правительством была принята поправка, которая называется PKO Bill (Peacekeeping Operations). Но даже в этой поправке японское правительство сделало все, чтобы минимизировать риск использования Сил Самообороны Японии в боевых действиях. Чтобы Использовать их в миротворческих операциях должны быть достигнуты следующие условия:

Между сторонами конфликта должно быть достигнуто соглашение о прекращении огня.

Стороны конфликта, включая суверенные государства, должны дать согласие на отправку миротворческих сил и присутствие японских войск в этом контингенте.

Миротворческие силы должны сохранять нейтралитет, не отдавая предпочтение ни одной и сторон.

Если одно из этих условий будет нарушено, Японское правительство оставляет за собой право отозвать свои войска.

Использование оружия должно быть минимизировано и использовано в первую очередь для охраны жизни персонала.

Согласно итоговому варианту закону, деятельность Сил Самообороны была сильно ограничена и требовала множества условий для осуществления. Текст PKO Bill, предложенный премьер-министром Киити Миядзавой был следующим:

Премьер-министр не нуждается в одобрении Парламента, чтобы отправить Силы Самообороны Японии принимать участие в таких мероприятиях, как транспортировка, обеспечение связи, строительство, оказание международной гуманитарной помощи, контроль выборов, управление и выполнение полицейских функций;

Участие Силы Самообороны Японии в таких мероприятиях, как наблюдение за соблюдением режима прекращения огня, контроль разоружения или вывода войск, патрулирование буферных зон, определение линии прекращения огня и оказание помощи в обмене заключенными, в замороженных конфликтах вступает в силу отдельное законодательство, разрешающее такую деятельность;

В случае роста затрат, премьер-министр должен получать одобрение Парламента каждый раз, когда он хочет отправить Силы Самообороны Японии, чтобы участвовать в деятельности, указанной в пункте два, в котором четко указана возможность вооруженного противостояния;

Местные условия должны быть подходящими для успеха операции по поддержанию мира: режим прекращения огня должен быть достигнут, все участвующие стороны должны быть вовлечены в этот процесс, чтобы Силы Самообороны Японии могли принять участие;

Миротворческая операция должна иметь политически нейтральный оттенок, она не может служить интересам какой-либо из сторон конфликта;

Когда правительство желает продлить операцию по поддержанию мира сверх двухлетнего периода, оно должно получить одобрение Парламента снова;

Не более 2000 сотрудников может принимать участие в любом типе операций по поддержанию мира;

В неизбежных ситуациях, персонал, участвующий в миссиях по поддержанию мира, может использовать только стрелковое оружие, чтобы защитить себя «в разумном пределе, диктуемом обстоятельствами»;

Правительство должно рассмотреть весь закон в течение трех лет;

Без одобрения Парламента, правительство может использовать грузовые автомобили, корабли и самолеты Сил Самообороны Японии для гуманитарных целей, связанных с миротворческими операциями, такими как эвакуация беженцев. Оно (правительство) также может продавать товары ООН, необходимые для операций по поддержанию мира на ниже рыночного уровня, или же может передавать эти товары безвозмездно и напрямую.

Даже такое незначительное изменение в статусе Сил Самообороны Японии вызвало бурю негодования в азиатских странах, в первую очередь в Китае и Республике Корея, как странах больше других пострадавших от японского милитаризма. В августе 1991 г. генеральный секретарь Либерально-демократической партии Японии Обути Кейдзо совершил специальный визит в КНР, чтобы попытаться убедить китайское руководство в безобидности закона. Но генеральный секретарь Коммунистической партии Китая Цзян Цзэминь озвучил свою озабоченность изменением статуса Сил Самообороны Японии, призвав японское правительство напомнить населению Японии, какой ущерб японская армия причинила китайскому народу. С подобной реакций столкнулся и премьер-министр Японии Киити Миядзава в ходе визита в Республику Корею в январе 1992 г. Корейский президент Ро Дэ У заявил, что хотя и понимает причины, по которым Японии пришлось принять PKO Bill, но многие нации предпочли бы, чтобы японская сторона сосредоточилась на экономической и не военной части миротворческих операций. Филлипины также выразили озабоченность тем, что, по их мнению, PKO Bill может подтолкнуть Японию на путь милитаризации.

Ситуация с участием Японии Войной в Персидском заливе (1991 г.) породила в Японии опасения не только того, что США может отказаться от нее, но и что её роль в мире будет проигнорирована или признана незначительной всеми странами мира. Во время Войны в Персидском заливе Япония находилась на пике своей экономической мощи и все же её военное участие, несмотря на значительный вклад в экономическом плане, было признано незначительными союзниками Японии. Отсутствовал какой бы то ни было “человеческий фактор”, не был отправлен официальный воинский контингент. “Союзники сражались в Войне в Персидском заливе пока Япония сидела на обочине”. Произошел и некий сдвиг в умах японских политиков во взглядах на национальную безопасность. Подтвердил это японский профессор Масахи Нисихара, читавший лекции по политики Японии по обеспечению безопасности на международном симпозиуме, проходившем в Нагое 16-17 октября 1999 г.:

«Сегодня политические лидеры редко говорят о всеобъемлющей национальной безопасности. Вместо этого они говорят о том, как защитить Японию и справляться с чрезвычайными ситуациями вокруг Японии, в Восточной Азии. В дебатах о безопасности в настоящее время доминируют такие темы, как спутники наблюдения, системы противовоздушной обороны против ракет, устройства дозаправки топливом в полете для реактивных истребителей, антитеррористические подразделения в Силах Самообороны Японии и организация полиции, а также необходимость в законах, отвечающих за чрезвычайных происшествия. Это явный признак того, что японцы сосредоточили свое внимание в национальной безопасности».

Следующее крупное событие, связанное с Силами Самообороны Японии, произошло совсем недавно. В сентябре 2015 г. японский Парламент одобрил пакет законов, позволяющий японским войскам вести операции за границей, впервые с окончания Второй Мировой войны. Сам по себе этот закон не является агрессивным актом, он имеет отношение к соглашению о Коллективной самообороне. В случае если союзник Японии будет атакован, японское правительство сможет отправить союзнику в помощь войска. Реакция Китая была предсказуемо жесткой. Официальные лица заявили, что Япония должна извлечь «серьезные уроки из истории» и что этот пакет законов «не только нарушает обещание Японии о мире после Второй Мировой войны, но и предает её собственный народ». Таким образом, вопрос статуса Сил Самообороны Японии действительно играет большую роль в японо-китайских и японо-корейских отношениях. Китай и Корея до сих пор помнят события Второй Мировой войны, и даже малейшие изменения в статусе вооруженных сил Японии вызывают негативную реакцию со стороны соседей.

0

Author: Truant 76

Добавить комментарий